Густав Малер

0

Густав Малер (7 июля 1860 г. — 18 мая 1911 г.),  — австрийский композитор и дирижёр, один из крупнейших композиторов-симфонистов и дирижёров конца XIX — начала XX веков.

Композитор говорил, что для него «писать симфонию — значит всеми средствами имеющейся техники строить новый мир». «Всю жизнь я сочинял музыку лишь об одном: как я могу быть счастлив, если где-нибудь ещё страдает другое существо?».

При таких этических идеалах «построения мира» в музыке достижение гармоничного целого становится сложнейшей, едва разрешимой проблемой. Малер, по существу, завершает традицию философского классико-романтического симфонизма, стремящегося дать ответ на вечные вопросы бытия, определить место человека в мире. Он остро чувствовал понимание человеческой индивидуальности как высшей степени мироздания, которое переживало глубокий кризис. Любая его симфония — это попытка обретения гармонии, напряжённый и каждый раз неповторимый процесс поиска истины.

Густав Малер родился 7 июля 1860 в Калиште (Чехия) вторым из 14 детей в семье Марии Германн и Бернхарда Малера, еврея-винокура. Вскоре после рождения Густава семья переселилась в маленький промышленный городок Йиглаву – островок немецкой культуры в Южной Моравии (ныне Чехия).

Ребёнком Малер проявил незаурядную музыкальную одарённость и учился у местных преподавателей. Затем отец отвёз его в Вену. В возрасте 15 лет Малер поступил в Венскую консерваторию, где занимался фортепиано в классе Ю. Эпштейна, гармонией у Р. Фукса и у Ф. Кренна по композиции. Также он познакомился с работавшим тогда в университете композитором Антоном Брукнером.

Малер-музыкант раскрылся в консерватории прежде всего как исполнитель-пианист. Как композитор он не нашёл признания в этот период.

Широта интересов Малера в эти годы проявилась и в его стремлении к изучению гуманитарных наук. Он посещал лекции в университете по философии, истории, психологии и истории музыки. Его интерес распространялся также и на биологию. Глубокие знания по философии и психологии позже самым непосредственным образом сказались на его творчестве.

Первое значительное сочинение композитора, кантата «Жалобная песнь», не получило консерваторской Бетховенской премии, после чего разочарованный автор решил посвятить себя дирижёрской деятельности — сначала в маленьком опереточном театре под Линцем , затем в Любляне, Оломоуце и Касселе. В возрасте 25 лет Малер был приглашён дирижёром в Пражскую оперу, где с большим успехом ставил оперы Моцарта и Вагнера и исполнил Девятую симфонию Бетховена. Однако в результате конфликта с главным дирижёром А. Зайдлем Малер был вынужден уехать из Вены и с 1886 по 1888 служил помощником главного дирижёра А. Никиша в Лейпцигской опере. Безответная любовь, пережитая музыкантом в это время, вызвала к жизни два крупных произведения — вокально-симфонический цикл «Песни странствующего подмастерья» (1883) и Первую симфонию (1888).

Вслед за триумфальным успехом в Лейпциге премьеры законченной им оперы К.М. Вебера «Три Пинто», Малер исполнил ее в течение 1888 ещё несколько раз в театрах Германии и Австрии. Эти триумфы, однако, не разрешили личных проблем дирижёра. После ссоры с Никишем он уехал из Лейпцига и стал директором Королевской оперы в Будапеште. Здесь он провёл венгерские премьеры «Золота Рейна» и «Валькирии» Вагнера, поставил одну из первых веристских опер — «Сельскую честь» Масканьи. Его интерпретация «Дон Жуана» Моцарта вызвала восторженный отклик И. Брамса.

В 1891 году Малеру пришлось покинуть Будапешт, так как новый директор Королевского театра не желал сотрудничать с иностранным дирижёром. К этому времени Малер уже сочинил три тетради песен с фортепианным аккомпанементом; девять песен на тексты из немецкой народной поэтической антологии «Волшебный рог мальчика» составили одноименный вокальный цикл.

Следующим местом службы Малера стал Городской оперный театр Гамбурга, где он исполнял обязанности первого дирижёра. Теперь в его распоряжении оказался ансамбль первоклассных певцов, и он получил возможность общаться с крупнейшими музыкантами своего времени. В роли покровителя Малера выступил Ганс фон Бюлов, который накануне своей кончины передал Малеру руководство Гамбургскими абонементными концертами. В гамбургский период Малер закончил оркестровую редакцию «Волшебного рога мальчика», Вторую и Третью симфонии.

В Гамбурге Малер пережил увлечение Анной фон Мильденбург — певицей из Вены; тогда же завязалась его многолетняя дружба со скрипачкой Натали Бауэр-Лехнер: они проводили месяцы летнего отдыха вместе, и Натали вела дневник, один из самых достоверных источников сведений о жизни и образе мыслей Малера.

В 1897 году он принял католицизм, одной из причин обращения стало желание получить место директора и дирижёра Придворной оперы в Вене. Десять лет, которые Малер провёл на этом посту, многие музыковеды считают золотым веком Венской оперы: дирижёр отобрал и воспитал ансамбль великолепных исполнителей, предпочитая при этом певцов-актёров виртуозам бельканто.

Художественный фанатизм Малера, его упрямый характер, пренебрежение некоторыми исполнительскими традициями, стремление проводить осмысленную репертуарную политику, а также необычные темпы, которые он выбирал, и жёсткие замечания, которые он делал во время репетиций, создали ему немало врагов в Вене — городе, где музыка рассматривалась как объект скорее наслаждения, чем жертвенного служения. В 1903 году Малер пригласил в театр нового сотрудника — венского художника А. Роллера; вместе они создали ряд постановок, в которых применили новые стилистические и технические приёмы, сложившиеся на рубеже веков в европейском театральном искусстве.

Крупнейшими достижениями на этом пути стали «Тристан и Изольда» (1903), «Фиделио» (1904), «Золото Рейна» и «Дон Жуан» (1905), а также цикл лучших опер Моцарта, подготовленный в 1906 к 150-летию со дня рождения композитора.

В 1901 Малер женился на Альме Шиндлер, дочери известного венского художника-пейзажиста. Альма Малер была на восемнадцать лет моложе мужа, занималась музыкой, даже пыталась сочинять, вообще ощущала себя творческой натурой и вовсе не стремилась прилежно исполнять обязанности хозяйки дома, матери и супруги, как того хотел Малер. Однако благодаря Альме расширился круг общения композитора: в частности, он близко сошёлся с драматургом Г. Гауптманом и композиторами А. Цемлинским и А. Шенбергом. В своём маленьком «композиторском домике», спрятанном в лесу на берегу озера Вертерзее, Малер закончил Четвертую симфонию и создал ещё четыре симфонии, а также второй вокальный цикл на стихи из «Волшебного рога мальчика» (Семь песен последних лет) и трагический вокальный цикл на стихи Рюккерта «Песни об умерших детях».

К 1902 году композиторская деятельность Малера получила широкое признание, во многом благодаря поддержке Р. Штрауса, который устроил первое полное исполнение Третьей симфонии, имевшее большой успех. Кроме того, Штраус включил Вторую и Шестую симфонии, а также малеровские песни в программы ежегодного фестиваля возглавлявшегося им Всегерманского музыкального союза. Малера стали часто приглашать дирижировать собственными произведениями, и это привело к конфликту композитора с администрацией Венской оперы, полагавшей, что Малер пренебрегает своими обязанностями художественного руководителя.

Очень тяжёлым выдался для Малера 1907 год. Он ушёл из Венской оперы, заявив, что его деятельность здесь не умеют ценить по достоинству; его младшая дочь умерла от дифтерии, а сам он узнал, что страдает серьёзной болезнью сердца. Малер занял место главного дирижёра нью-йоркской «Метрополитен-опера», но состояние здоровья не позволило ему заняться дирижёрской деятельностью. В 1908 в «Метрополитен-опера» появился новый менеджер — итальянский импресарио Дж. Гатти-Касацца, который привёз своего дирижёра — знаменитого А. Тосканини. Малер принял приглашение на должность главного дирижёра Нью- Йоркского филармоническою оркестра, который в ту пору нуждался в срочной реорганизации. Благодаря Малеру число концертов вскоре возросло с 18 до 46 (из них 11 — в гастрольных поездках), в программах стали появляться не только известные шедевры, но и новые партитуры американских, английских, французских, немецких и славянских авторов.

В сезоне 1910 — 1911 Нью-Йоркский филармонический оркестр дал уже 65 концертов, но Малер, который плохо себя чувствовал и устал от борьбы за художественные ценности с руководством филармонии, в апреле 1911 года уехал в Европу. Он задержался в Париже, чтобы пройти курс лечения, затем вернулся в Вену. Умер Малер в Вене 18 мая 1911 года.

За полгода до кончины Малер пережил величайший триумф на своём тернистом пути композитора: в Мюнхене состоялась премьера его грандиозной Восьмой симфонии, которая требует для исполнения около тысячи участников — оркестрантов, певцов-солистов и хористов.

При жизни Малера его музыка часто недооценивалась. Его симфонии именовались «симфоническими попурри», их осуждали за стилевой эклектизм, злоупотребление «реминисценциями» из других авторов и цитатами из австрийских народных песен. Высокую композиторскую технику Малера не отрицали, но его обвиняли в том, что бесчисленными звуковыми эффектами и применением грандиозных оркестровых (а иногда и хоровых) составов он пытается скрыть свою творческую несостоятельность. Его сочинения порой отталкивали и шокировали слушателей напряжённостью внутренних парадоксов и антиномий, типа «трагедия — фарс», «пафос — ирония», «ностальгия — пародия», «утончённость — вульгарность», «примитив — изощрённость», «пламенный мистицизм — цинизм».

Немецкий философ и музыкальный критик Адорно первым сумел показать, что разного рода сломы, искажения, отклонения у Малера никогда не бывают произвольными, даже если они не подчиняются обычным законам музыкальной логики. Адорно также первым отметил самобытность общего «тона» музыки Малера, который делает ее непохожей ни на какую другую и сразу узнаваемой. Он обратил внимание на «романоподобный» характер развития в симфониях Малера, драматургия и размеры которых определяются чаще ходом музыкальных событий, нежели предустановленной схемой.

Замечено, что гармония Малера сама по себе менее хроматична, менее «современна», чем, например, у Р. Штрауса. Квартовые последовательности на грани атональности, которые открывают Камерную симфонию Шенберга, имеют аналог в малеровской Седьмой симфонии, однако подобные явления для Малера — исключение, а не правило. Его сочинения насыщены полифонией, все более усложняющейся в поздних опусах, и созвучия, образующиеся в результате сочетания полифонических линий, могут казаться часто случайными, не подчиняющимися законам гармонии.

Оркестровое письмо Малера вызывало особенно яростные споры. Он ввёл в симфонический оркестр новые инструменты, такие как гитара, мандолина, челеста, коровий колокольчик. Он применял традиционные инструменты в нехарактерных для них регистрах и достигал новых звуковых эффектов необычными сочетаниями оркестровых голосов. Фактура его музыки очень изменчива, и массивное тутти всего оркестра может внезапно сменяться одиноким голосом солирующего инструмента.

По словам Малера, «процесс сочинения напоминает детскую игру, в которой из одних и тех же кубиков возводятся каждый раз новые постройки. Но сами эти кубики лежат в сознании с детства, ибо только оно есть время собирания и накопления».

Последние годы жизни Малер провёл в Нью-Йорке. Работая в прославленном оперном театре, где выступали в основном великолепные зарубежные гастролёры, он и здесь не встретил со стороны театральной администрации, музыкальной критики и самих актёров настоящего понимания и поддержки своих высочайших требований к оперному спектаклю.

Годы пребывания в США ознаменовались созданием двух последних симфоний — «Песни о земле» и Девятой. Безвременная смерть Малера потрясла весь мир. В Вену пришли соболезнования от крупнейших деятелей культуры многих стран.

Дух современности сказался на подлинно великой, яркой индивидуальности Малера. Он объял в себе многообразнейшие черты своего времени.

Хотя в течение 1930-х и 1940-х годов музыку композитора пропагандировали такие дирижёры, как Б. Вальтер, О. Клемперер и Д. Митропулос, настоящее открытие Малера началось только в 1960-х годах, когда полные циклы его симфоний были записаны Л. Бернстайном, Дж. Шолти, Р. Кубеликом и Б. Хайтинком. К 1970-м годам сочинения Малера прочно вошли в репертуар и стали исполняться во всем мире.

Поделиться

Ответить